От первого лица , Тюмень ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Денежный оборот в сервисе безналичных чаевых вырос в 20 раз за три года

Георгий Высоцкий, основатель сервиса безналичных чаевых «Нетмонет»
Георгий Высоцкий, основатель сервиса безналичных чаевых «Нетмонет»
Основатель популярного сервиса безналичных чаевых рассказал, как ему помогали достичь успеха певица Монеточка и собственное чувство стыда

Истории многих успешных предпринимателей часто делятся на два типа: «Устал работать на дядю, поэтому открыл свой бизнес» и «Всегда мечтал о своем деле».

Исключением можно назвать Георгия Высоцкого, основателя сервиса безналичных чаевых «Нетмонет». Ему 26 лет, MVP (минимально жизнеспособный продукт) появился в 2018 году.

Когда предприниматель только задумывался о создании проекта, он был уже ценным специалистом в международной консалтинговой компании. Георгий рассказывает, что о своем бизнесе никогда не мечтал. Он много работал, экономил на аренде квартиры и откладывал деньги в качестве «подушки безопасности».

По словам Высоцкого, открыть свое дело его подтолкнул собственный опыт посещения ресторанов. Часто у него и друзей не оказывалось мелочи и его посещало чувство стыда перед официантом. В подробном интервью РБК Тюмень предприниматель рассказал, как ему удалось придумать миллионный проект на кухне с друзьями, а затем продать его крупнейшей частной финансовой организации страны – Альфа-Банку.

– Георгий, расскажите, пожалуйста, как и в каком году появилась идея создать проект безналичных чаевых? Почему, на ваш взгляд, его создание было необходимо?

– Идея появилась в 2018 году, может, немного раньше. Часто вместе с коллегами или друзьями я ходил в кафе и рестораны. Обычная ситуация: все вышли из офиса, ни у кого нет наличных. Общий счет получался примерно на 5-6 тысяч рублей. Соответственно, по правилам этикета, мы должны оставить официанту чаевые – 10% от суммы счета, то есть 500-600 рублей. Но из-за отсутствия наличных денег мы извинялись и уходили. Ты выходишь из ресторана и чувствуешь себя очень некомфортно. Почему не переводили чаевые с карту на карту? Я считаю, что это неудобно: официант должен пойти, написать свой номер на салфетке. Да и к тому же теряется интимность процесса вознаграждения официанту: ему приходит уведомление из онлайн-банка, он сразу видит, как ты его оценил. Это неправильно.

Тогда мы и решили устранить эту проблему.

– Кто помогал в реализации и запуске проекта, какие вложения понадобились на первоначальном этапе?

– В то время я жил со своим другом, мы вместе снимали квартиру, чтобы получалось дешевле. Я рассказал ему о своей идее, и он поддержал. Помогло еще и то, что он разработчик по образованию. На проект создания сервиса безналичных чаевых мы смотрели абсолютно по-разному: я – со стороны бизнеса, друг, соответственно, со стороны IT-разработки и удобства сервиса. Если честно, тогда я не знал, что такое QR-код и что его умеет сканировать камера смартфона (смеется). Кстати, компания, которую мы в последующем создали, была оформлена на него, так как я был трудоустроен и согласно правилам организации, мне было запрещено иметь доли в других компаниях. Я не боялся регистрировать все на друга, у нас высокий уровень доверия. От идеи создания проекта до появления минимально жизнеспособного продукта прошло 9 месяцев. За это время я успел вложить порядка 2 миллионов рублей своих личных накоплений. Забегая вперед, скажу, что еще порядка 10 миллионов частных инвестиций мы привлекли, когда сервис стал успешно развиваться.

 Какие сложности возникали при разработке и продвижении проекта?

– Главная сложность – это найти классную команду разработчиков: людей, которые поверят в твою идею и будут тратить время на то, чтобы ее реализовать, поверят в тебя как лидера.

Вторя сложность – это найти клиента, который захочет этот сервис интегрировать. Первый ресторан мы искали долго. Я лично обходил заведения, презентовал свой продукт управляющим: «А с кем вы уже работаете?» – задавал вопрос каждый. Никто не хотел быть первым.

Сначала мы подключили кафе «Гамбринус» на Тверской в Москве, ныне – Black Angus, потом кафе «Пушкин».

В первые несколько месяцев мы точно не получали торжественных отзывов от управляющих заведений. Сервис запускался, скрипя. Была ситуация: все работает, но видно, что далеко не идеально. К примеру, сейчас мы используем QR-код, который выбивается на пречеке, гость его видит, наводит камеру телефона, попадает на наш сервис и может оставить там чаевые. Раньше мы использовали специальные визитки, которые были у официантов. Они их теряли, гости забирали их с собой в качестве сувенира. Эти визитки постоянно приходилось допечатывать. Официанты часто воспринимали сервис как дополнительную трудность в своей работе, а не то, что помогает заработать дополнительные чаевые. Мы поняли, что нужно найти способ гарантированно доставить QR-код до гостя и приняли решение интегрировать его в чек. Сегодня оборот чаевых «нетмонет» составляет более шести миллионов рублей. Многие спрашивают, почему наш сервис называется именно так. Мы пытались придумать оригинальное название. Я люблю исполнительницу Монеточку, в очередной раз, слушая ее песню, услышал строчку: «Официант просит мелочи сгрести, но нет монет». Мне показалось, что это знак. И я решил назвать проект «Нетмонет».

 В 2020 году во всех городах России стали закрывать кафе, рестораны, салоны красоты из-за ковидных ограничений. Как вы выживали в это время?

– В момент локдауна и закрытия заведений у нас упал оборот собираемых чаевых на 95%, выручка обнулилась по сути. Зарплаты, тем не менее, нужно было платить. Первое: мы подключали заведения на доставку. Ресторану или курьеру оставляли чаевые за то, что он вышел в непростое для мира время на работу. Однако оборот чаевых составлял примерно 5% от того, что было до ковида.

Нужно было как-то зарабатывать деньги. Инвестиции в этот момент было привлечь невозможно, так как ситуация была абсолютно неопределенной.

У нас была база официантов, которые остались без работы, втот момент их было больше пяти тысяч. И на время ковида мы превратились в некое hr-агентство, которое помогало официантам найти работу на время пандемии. Наша команда устраивала тех, кто остался без работы, в сервисы сбора и доставки продуктов. За каждого приведенного сотрудника мы получали вознаграждение. В общей сложности мы смогли помочь более чем тремстам соискателям. Вырученные деньги позволили отбить расходы на зарплату команде нашего сервиса и сохранить ее.

– Сервис «Нетмонет» приобрел Альфа-Банк. Расскажите, пожалуйста, об этой сделке. Когда вам поступило предложение от банка или же вы сами искали покупателя?

– Я всегда подчеркиваю: для нас эта сделка была инвестиционной. Мы не продались. Да, на бумаге это так: 100% акций принадлежит Альфа-Банку. Но мы как команда имеем квази-долю в компании. Когда сервис станет прибыльным, мы будем получать процент от этой прибыли, дивиденды. Сейчас по-прежнему операционное управление и разработка стратегии развития остаются за нами. Почему мы решились на сделку? Мы поняли, что нам нужны крупные корпоративные инвестиции, они были необходимы для поддержания проекта и расширения команды. Объективно, привлекать частные инвестиции сложнее, поэтому такой вариант мы не рассматривали.

– Видите ли вы перспективы развития «Нетмонет» под руководством Альфа-Банка? Может быть есть какие-то нереализованные планы по модернизации сервиса?

– Вся наша команда желает кратного развития «Нетмонет». Альфа-Банк – это сильная компания, и идти со своим проектом под ее крылом – надежно. Я понимаю, что мы как минимум сможем получить доступ к клиентской базе Альфа-Банка, сократим себестоимость транзакций в сервисе, получим нужное финансирование, которое позволяет быстрее расти, чтобы занять большую долю рынка. Появлялось много конкурентов, с ними необходимо соперничать. Очевидно, что в партнерстве с опытными топ-менеджерами Альфа-Банка справится с этим проще, нежели если бы мы шли самостоятельно.

Наша основная цель – как можно скорее подключить большее количество клиентов, заведений и увеличивать оборот чаевых. Очевидно, что с Альфа-Банком мы можем достигать поставленных целей в разы быстрее.